?

Log in

entries friends calendar profile My Website Previous Previous
Хроники Заводной Пти

почитать можно здесь

Tags:

Leave a comment

В 1880-х — 1940-х годах рабочие создавали для себя возможности саботировать критические процессы на уровне национальных энергетических систем, основанных на угле. Эти возможности они использовали для организации массовых партий и для того, чтобы значительно снизить собственную социальную незащищенность. К 1950-м — 1960-м годам местоположение, уровень и длительность эффективного саботажа переменились — его фокусом стали критические точки и потоки в сложных химических, металлургических, коммуникационных и иных процессах. Более локальный уровень такого саботажа привел к тому, что его возможности стали казаться менее революционными. Однако, как утверждал Малле, волна забастовок в конце 1960-х годов, включая и значительные волнения 1968 года, когда его работы приобрели известность, указывала на то, что рабочие могли использовать эти возможности для получения большего контроля над производством.

К концу 1960-х годов, когда на Ближнем Востоке развернулась борьба за контроль над поставками энергии, в среде рабочего движения в индустриальном мире усилились попытки защитить или повысить уровень доходов и условий труда. Конфликты обнаруживались в новых промышленных процессах, но также и в более старой индустрии, где координированный поток материалов все еще можно было успешно прерывать — на транспорте. Перерывы в работе на железных дорогах, при перевозке и в доках, а также все чаще в авиации, составляли от 35% до 40% рабочих акций в мире в 1950-е — 1960-е годы. На долю транспорта и доков, где остановки в наибольшей мере могли повлиять на процессы приема товаров и их отгрузки, приходилось более половины этих акций и забастовок.

Наиболее эффективным вызовом для этой борьбы опять же стало применение нефти. Поколением ранее переход на нефть как источник энергии стал решающим фактором поражения шахтеров. Уязвимость жестких энергетических сетей регионов, по которым перевозился уголь, была преодолена за счет гибких трансокеанских энергетических систем распределения, которые изолировали производителей первичной энергии от тех, кто использовал ее для работы в основных индустриальных регионах. И опять же, еще одна поправка, вносимая нефтью, также имела пространственный характер, основываясь на внедрении более мобильных процессов. На этот раз трансокеанское разделение покоилось на использовании дешевой нефти для транспортировки стандартизированного металлического ящика.

Это второе изменение было обусловлено контейнеризацией. Внедрение металлических транспортных контейнеров стандартных размеров, которые можно было перевозить на автомобилях, железной дорогой и морем, позволило перемещать массу товаров, не используя рабочую силу для разгрузки, складирования и загрузки индивидуальных товаров, когда они перемещались от одного вида транспорта к другому. Так же, как подвижность нефти позволила энергии легко перемещаться на большие расстояния, поскольку ее можно было накачивать в танкеры, исключив из процесса кочегаров и возчиков угля, транспортный контейнер превратил перемещение твердых промышленных товаров в подвижный непрерывный процесс. Прежние попытки внедрения контейнеров провалились, поскольку различные транспортные фирмы предпочитали разные размеры, так что контейнеры было сложно складировать, как и производить грузовики, поезда и суда под оптимальный размер контейнера. Эскалация американо-вьетнамской войны в 1965 году привела к логистическому кризису, поскольку сайгонский порт не справлялся с поставками военных товаров, поэтому американская армия ввела контейнеризацию, ускорив принятие стандарта размеров контейнеров. В 1965 году транспортные компании внедрили новые специально приспособленные суда огромного размера, которые могли перевозить более 1000 контейнеров в трюме и на палубе. Контейнеры позволили отказаться от большей части квалифицированных рабочих и от докеров, объединенных в профсоюзы, что помогло остановить «беспрецедентное улучшение» условий труда в индустриальных странах в два десятилетия после 1945 года».

Контейнер не просто реорганизовал отношения контроля в том узком месте, где докеры могли управлять ситуацией. Вместе с дешевой нефтью 1960-х годов он обеспечил перемещение производства за границу так же, как раньше за рубеж было выведено производство энергии, потребляемой в индустриальных странах. После доставки военных грузов из США во Вьетнам суда с контейнерами возвращались пустыми. Транспортные компании, ищущие возможность получить дополнительный доход, стали останавливать суда в Японии, где забирались промышленные товары для отправки в США, что позволило значительно снизить стоимость транспортировки и поднять до головокружительной высоты японский экспорт в Америку.

Промышленной рабочей силе угрожали теперь более низкие заработки и безработица, вызванные выводом производства в Японию и другие страны с ниже оплачиваемой и хуже объединенной профсоюзами рабочей силой. В десятилетие после 1966 года объем международной торговли промышленными товарами рос в два раза быстрее объема глобального промышленного производства. Расширение общемировой транспортный сети повысило спрос на нефть, помогая создать условия, способствующие росту нефтяных цен. Скачок в ценах на нефть 1973-1974 годов прервал развитие аутсорсинга, поскольку экономия на контейнеризации была внезапно перекрыта гораздо более высокими топливными расходами в трансокеанских перевозках. Но в 1976 году стабильные цены на энергию и внедрение нового поколения еще более крупных контейнеровозов позволило росту аутсорсинга возобновиться. В то же время, как мы увидим, нефтяной кризис и законы рынка сыграли роль «шокового воздействия», объясняющего прекращение улучшений условий труда и постепенное упразднение политических прав и более эгалитарных форм жизни, завоеванных в предыдущие десятилетия.

См. Levinson М. The Box: How the Shipping Container Made the World Smaller and the World Economy Bigger. Princeton: Princeton University Press, 2006

Подробнее о книге Левинсона

Tags:

Leave a comment

(отрывки из книги)

нефтеперерабатывающий завод в Иране, закрытый во время британо-иранского нефтяного противостояния

Глава 6. Саботаж

Институционализированная бесполезность

В 1964 году британское правительство пыталось подтолкнуть новое военное правительство в Багдаде к улаживанию спора с иностранными собственниками «Iraq Petroleum Company», предложив ему кое-что взамен — оружие. На встрече с иракским премьер-министром, на которой обсуждался нефтяной закон, принятый правительством Касема до того, как оно было свергнуто, британский посол предложил «воспользоваться возможностью сослаться на то, что мы снабжаем Ирак оружием и оборудованием». В своем докладе Лондону он отметил, что «просто связал две вещи», а его план (использовать продажу военной техники, чтобы добиться уступок по нефтяному спору) вряд ли мог быть успешным, поскольку «они уже идут нам навстречу, покупая у нас оружие». Иракцы поддерживали слабеющий торговый баланс Британии «покупая на крупные суммы в фунтах-стерлингов», — пояснил он, и в то же время они «вполне понимали, что мы хотим, чтобы они не искали альтернативные источники поставок». Через месяц Министерство иностранных дел отмечало (в том же деле), что Ирак покупает теперь вооружения у Советского Союза, причем «некачественное послеконтрактное обслуживание крупными британскими фирмами является одной из причин», по которым Британии «будет сложно убедить иракцев продолжать покупать у британцев».

Хотя посол делал вид, будто нефть и оружие были просто случайно им связаны, в действительности они сопрягались особым образом:Collapse )

Гуамская доктрина

Поскольку продажи вооружений были эффективны именно благодаря своей бесполезности, причем объем продаж достиг беспрецедентного уровня, они нуждались в особом аппарате оправдания. Работа по превращению избыточного потребления вооружений, достигшего чудовищного уровня, в нечто необходимое была осуществлена за счет новой риторики небезопасности, как и несколькими американскими акциями, нацеленными на создание или поддержание соответствующего ощущения нестабильности и неуверенности.

Старую послевоенную риторику коммунистической угрозы американским интересам на Ближнем Востоке поддерживать стало трудно. Найдя, наконец, точку опоры на нефтяных месторождениях Персидского залива, Советский Союз все же не мог угрожать поставкам нефти на Запад, несмотря на увещевания экспертов по Холодной войне. Советская помощь в разработке крупных месторождений Северной Румайлы, предложенная в 1968 году, позволила бы Ираку производить нефть на месторождении, чью разработку западные компании откладывали в течение целых сорока лет (или семидесяти, если считать со времен Багдадской железной дороги). Советский Союз угрожал не надежности поставок нефти на Запад, а грозил тем, что их станет больше.

Поражение арабов в июне 1967 года ослабило арабских националистов и усилило консервативные, поддерживаемые Западом режимы Персидского залива.Collapse )

Абсурдность избыточных продаж вооружений нефтяным государствам стала очевидной позже, когда сверхвооруженное иранское государство было сломлено уличными протестами и всеобщей забастовкой нефтяников во время революции 1979 года, а также когда десятки миллиардов долларов, потраченных Саудовской Аравией на вооружения, не помогли ей в 1990 году предотвратить иракскую оккупацию Кувейта. Но, несмотря на эти крайности, продажи вооружений привели к милитаризации нефтяных государств, повлекшей за собой долгосрочные последствия для местного населения. Иракские курды поняли это уже в 1960-х годах, когда правительство использовало против них британское вооружение, и то же самое им было ясно тогда, когда Иран и США внезапно перестали поддерживать курдское восстание в 1975 году. Участники протестов в Иране ощутили последствия, когда правительство использовало поставляемые Америкой вертолеты для обстрела политических демонстраций в 1978-1979 годах, как и во множестве иных эпизодов. Милитаризация консолидировала друг с другом и многие группы интересов в США, которые предпочитали, чтобы нерешенные региональные кризисы и войны на Ближнем Востоке сохранялись и в будущем.

Tags: , , ,

Leave a comment

(отрывки из книги)
Часть I

Концентрация всех сил

«Iraq Petroleum Company» начала, наконец, бурение нефтяных скважин в апреле 1927 года, то есть почти через четверть века по­сле того, как Османское правительство предоставило «Deutsche Bank» первую нефтяную концессию в Месопотамии. Через не­сколько недель было открыто крупное месторождение, находя­щееся в районе крайне пористых известняковых пород, прости­рающемся на шестьдесят миль к северу от Киркука. Компания использовала это открытие в качестве предлога для последовав­ших отсрочек. На всей остальной территории Ирака разведка была приостановлена, и еще семь лет было потрачено на бурение тестовых скважин на территории Киркукского месторождения: компания не спеша определяла его объем и особенности, про­изводя по 2000 баррелей нефти в день в качестве образца. Она строила дороги, цеха и жилье, обеспечив условиями для жизни 2000 иракских рабочих, 125 европейских и 30 американских. Но она не желала развивать производство, особенно после того, как финансовый кризис 1929 года привел за собой Великую де­прессию. Правительство Ирака потребовало, чтобы компания построила трубопровод для экспорта нефти в Средиземноморье, однако компания отказывалась, пока правительство не согласи­лось пересмотреть условия нефтяной концессии 1925 года.


Ирак. Нефтяные скважины и лагерь иракской нефтяной компании. Район Киркук. 1932г

В 1931 году пробританский премьер-министр Ирака Нури аль-Саид согласился пересмотреть концессию в обмен на до­вольно скромный денежный аванс. В новом соглашении устранялось право правительство облагать налогом прибыли компании (это право отличалось от роялти, выплачиваемых из расчета на каждый баррель произведенной нефти), обяза­тельство по минимальному бурению и требование, согласно которому компания периодически должна была освобождать неразработанные участки из области концессии. Соглашение предусматривало расширение области концессии со 192 квад­ратных миль, которые компания должна была выбрать, учиты­вая условие об освобождении участков, до 32 000 квадратных миль (то есть с 50 000 гектар до более 8 млн). Согласившись на то, что эксперт по нефти из Государственного департамен­та назвал «одной из худших нефтяных сделок в истории», Ирак, наконец, начал получать скромный доход от нефти.

Пара двенадцатидюймовых труб из Киркука в Средизем­номорье была проложена в 1932-1934 годахПара двенадцатидюймовых труб из Киркука в Средизем­номорье была проложена в 1932-1934 годахCollapse )

Нарушители спокойствия

На другом конце трубопровода Киркук-Хайфа, в Палестине, воз­ник еще один очаг сопротивления и борьбы. Во время арабского восстания 1936-1939 годов, наиболее продолжительного за всю историю XX века антиколониального выступления против Бри­тании, главной целью повстанцев стал недавно завершенный трубопровод из Ирака. Первоначальные попытки ослабить бри­танцев в августе 1936 года, организовав забастовку на нефтепе­рерабатывающем заводе в Хайфе, а также в порту, на железной дороге и в Управлении общественных работ, потерпели пораже­ние, когда британцы завезли инженеров королевского военно- морского флота для обслуживания поездов и еврейских рабочих для работы в порту и на заводе. Но трубопровод был более уяз­вим. Впервые палестинские силы разрушили его близ Ирбида 15 июля 1936 года. Позднее его подрывали несколько раз вблизи деревень Каукаб аль-Хава, Махан Исраэль и Искаль, между Афлой и Бейсаном, а также в Тель-Адаса, аль-Бира, Ард аль-Марже, Тамре, Кафр Мисре, Джиср аль-Маджами, Джинжаре, Бейсане и Индуре. Британцы, не справляясь с охраной трубопровода, создали подразделение из вооруженных еврейских поселенцев, которое должно было помогать в его защите, а также охранять железнодорожную линию Хайфа-Лидда. Это подразделение, укомплектованное британскими офицерами, стало ядром си­онистской армии, которая захватит контроль над Палестиной в 1948 году.



18125u

Ремонт железнодорожных путей во время беспорядков в Палестине, 1936г

Tags: , , , , , , ,

Leave a comment
(отрывки из книги)

Британские чиновники в Каире рассматривали протекторат над Египтом в качестве модели включения в империю и дру­гих османских территорий. Во время войны Британия планиро­вала создать дополнительные протектораты там, где арабские восстания уничтожали или ослабляли довоенную османскую власть. Экспедиционные войска, отправленные из Индии в южный Ирак в 1914 году с прямым поручением защитить не­фтепромыслы Англо-Персидской нефтяной компании, имели и более общую цель — поддержать связи индийского прави­тельства с местными арабскими властями на случай народного восстания против турок. В марте 1917 года Лондон приказал своим представителям в Ираке удержать Басру под британ­ским правлением и создать в Багдаде «арабское государство с местным правителем или правительством под британским протекторатом, какое бы официальное название он ни носил». Как и в Палестине, первоначальный план заключался в удер­жании контроля лишь над ключевыми для транспортировки нефти точками. Город Басра, стоящий на водном пути Шатт аль- Араб (слиянии Тигра и Евфрата), мог стать базой для надежного нефтяного терминала Англо-Персидской компании, находя­щегося на противоположном берегу реки на расстоянии не­скольких миль вниз по течению от Абадана и для строительства трубопровода в Палестину. До конца 1917 года британцы про­должали спорить о том, удерживать ли Багдад или же пытаться сохранить британское влияние при слабеющей османской вла­сти. Османы держались за Мосул, третью провинцию, позднее добавленную к формирующемуся Ираку, вплоть до окончания войны. Через неделю после перемирия, заключенного в ноябре 1918 года, британские силы вошли в Мосул, однако статус этого богатого нефтью региона был определен позднее.

Политика проверяется экономикой

Конструируя механизм согласия, британцы пытались найти та­кой вид правления, который позволял бы справляться с двумя формами оппозиции — местным сопротивлением иностранной военной оккупации, но также с вызовом лейбористских членов парламента и других критиков империализма внутри страны, которые выступали против затрат на имперское правление и продления принудительной военной службы после войны. Артур Хирцель, высокопоставленный чиновник в лондонском министерстве по делам Индии, заявил, что проблема Ирака заключалась в создании «некой системы управления в сочетании с арабскими институтами, которые спокойно можно сохранить, хотя за ниточки будем дергать мы сами; то есть нужно сделать что-то не слишком дорогое, чтобы лейбористы смогли это про­глотить, не поступаясь своими принципами, но при этом гаран­тирующее соблюдение наших политических и экономических интересов».

Возникновение независимого государства в Сирии в период до французской оккупации показало, что местная администра­ция и национальные лидеры в условиях распада османского порядка появляются достаточно быстро. В Ираке значительная часть местного османского управления сохранилась. Эта адми­нистрация «обеспечивала жителей городов некоторым подоби­ем цивилизации, — соглашались британцы. — Там были местные суды, из которых можно было подать апелляцию в Константи­нополь; существовала и избирательная система, благодаря ко­торой не только работали муниципалитеты, но и отправлялись члены в Турецкий парламент. Ирак был, фактически, частью — такой же, как и все остальные, — Османской империи». Однако правовой системы, муниципального управления и представи­тельного правительства было недостаточно. Британцы нужда­лись в «туземном правителе», слабость которого позволила бы им предложить защиту и получить таким образом косвенный контроль.


Французские солдаты прибывают в Бейрут после соглашения Сайкса-Пико

Решение Британии состояло в «создании эмира».Collapse )



Контроль над нефтяной областью

Британия вскоре отказалась от своих первоначальных планов по послевоенному контролю над Ираком. В апреле 1920 года Британия и Франция встретились в Сан-Ремо в Италии и за­ключили соглашение по разделу контроля над арабскими территориями. Чтобы легитимировать длительную военную оккупацию Британией Ирака и Палестины, как и захват Фран­цией Ливана и Сирии, осуществленный военными силами сразу после встречи, они представили эти действия в качестве «мандатов», полученных от Лиги Наций в соответствии со схе­мой, разработанной на Парижской мирной конференции го­дом раньше. Также они подписали в Сан-Ремо второй договор по разделению нефтяных ресурсов Мосула. Для оправдания за­хвата контроля над нефтью Мосула, территории, которую Бри­тания рассматривала теперь в качестве части Ирака, они со­слались на нератифицированный договор лондонской «Turkish Petroleum Company» о приобретении османской концессии в 1914 году. Англо-Персидская нефтяная компа­ния (будущая «BP») должна была удержать половину компании, как и было условлено в 1914 году. «Shell» должна была контро­лировать другую половину, объединив свою исходную долю в 25% со старой долей «Deutsche Bank», которая должна была перейти французскому консорциуму, контролируемому «Shell». Чтобы убедить иракцев согласиться с иностранным контролем над нефтью, Англо-Персидская компания и «Shell» договори­лись позволить «местному правительству и другим местным группам интересов» в Ираке приобрести долю в компании, до­стигающую 20%.

03413u
Резервуары Shell, Хайфа, 1934-1939г

Ни мандат, ни нефтяное соглашение не просуществовали долго.Collapse )



Истинный делегат большинства

Вместе с принципом самоопределения были разработаны ме­ханизмы производства «согласия» оккупированных арабских стран на европейский контроль. К примеру, в случае Егип­та британская сторона переговоров, под руководством лорда Милнера, согласившись, наконец, на переговоры в Лондоне с националистической элитой, которые были нужны для за­вершения Революции 1919 года, настаивала на том, что нацио­налистические лидеры должны вернуться в Египет с проектом предложенного договора, «чтобы объяснить людям суть согла­шения... и огромные выгоды, которые из него извлечет Египет».

Как пояснял Милнер, если проект будет воспринят позитивно, «это позволит получить «мандат» от народа». По сообщению Милнера, процедура, принятая делегатами, состояла в том, что «приглашались небольшие группы представительных егип­тян на встречу, на которой обсуждалось предложенное соглаше­ние. Эти приглашенные, в свою очередь, рассказывали другим людям в провинциях, от которых и были получены решения присоединиться к соглашению... так что через две недели после прибытия стало ясно, что подавляющее большинство предста­вительных групп страны настроены положительно» по отноше­нию к предложенному договору. Похожие процедуры получе­ния согласия были организованы и в Ираке. Мандатная система превратилась в механизм согласия, благодаря которому им­перская власть подписывала договоры (если не брать пример Палестины, где ситуация вышла из под контроля), по которым меньшинство «представительных групп» квазинезависимых государств соглашалось на имперское присутствие Британии. Мандаты снова были превращены в форму протектората.

Механизмы согласия позволяли имперским властям ра­ботать с двумя формами оппозиции:Collapse )



Материальные обязательства

Подготовка покоренных рас к самоуправлению являлась лишь одной половиной мандата, на который теперь могли претендо­вать имперские власти. Наряду с моральными обязательными перед этими расами, которые включали обучение туземных правителей, введение ограниченного школьного образования, «способствующего прогрессу, но не создающего ложные идеа­лы», а также другие тщательно отмеренные формы знакомства с «цивилизацией», страна, получившая мандат, брала на себя и несколько «материальных обязательств». Это были обяза­тельства не по окультуриванию местных форм правления, а, скорее, по обеспечению управления туземцами в интересах ци­вилизации.

Лорд Лагард, бывший британский губернатор Нигерии, объ­яснил различие между моральными и материальными сторо­нами колониализмаCollapse )

Часть II

Tags: , , , , , , ,
Current Mood: thirsty хочу пить

Leave a comment

Для разжигателей англо-бурской войны аннексия Бурской республики и создание Южно-Африканского союза стали про­тотипом новой формы империи, основанной на принципе самоопределения. Альфред Милнер, высокопоставленный ко­миссар в Южной Африке, вместе с нанятыми ими молодыми управленцами наделялись превратить британские колонии в содружество самоуправляемых территорий. При помощи про­грамм по улучшению здоровья и производственной дисципли­ны населения самоуправление позволило бы усилить империю и переложить на колонии больше издержек по ее поддержанию. Только белые поселенцы могли принимать участие в выборах и управлении этими самоуправляемыми территориями. Мил­нер принес в Южную Африку опыт, полученный им во время британской оккупации Египта, где он помог превратить крат­косрочную военную оккупацию в «эксперимент» по выстраи­ванию европейского контроля, действующего неопределенно долгое время, а затем сформулировал причины, по которым «игра в египетскую независимость», как он называл ее, зависит от «направляющей руки» европейцев. Как объяснялось в программе имперского правления, составленной группой Милне­ра по возвращении из Южной Африки в Лондон, «способность к правлению закрепляется за европейским меньшинством, по­скольку, бесспорно, в настоящее время только эта часть их граж­дан способна, какова бы ни была их доля, взять на себя эту задачу». Следовательно, принцип самоуправления не противо­речил идее империи. Напротив, потребность в самоуправлении могла стать, как это ни парадоксально, новым оправданием для заморских поселений и контроля, поскольку только при­сутствие европейцев на колонизированных территориях дела­ло возможным определенную форму самоуправления: «отста­лые расы», такие как народы Египта или Индии, должны были присоединиться к имперскому Содружеству «именно потому, что они еще не способны управлять собой». Как утверждали эти прогрессивные империалисты, без наличия европейского меньшинства, неевропейских людей невозможно подготовить к будущей роли в их собственном правительстве.

Южно-Африканская модель окажет сильное влияниеCollapse )

Leave a comment

Read more...Collapse )

Tags: , ,

Leave a comment
Из жизни десантников 82й аэромобильной дивизии



Щит пустыни
Буря в пустыне

традиционно тэгаю камрада kampfflieger

Tags: ,

Leave a comment
В копилку уважаемому andrei_bt в финале ужасные кадры, пишут видео годичной давности

Leave a comment
https://scripps.ucsd.edu/projects/projectrecover/
4 comments or Leave a comment